Купить журнал

Говорить как по писаному: репутация и культура речи

3 июня, 2018

Когда-то Петр I требовал «говорить не по писаному, чтобы дурь каждого была видна». Говорить как по писаному, но без шпаргалки, важно, чтобы был виден ум. В общем, культура речи для репутации – далеко не последняя составляющая.

 

Какой бы красотой и ухоженностью не блистали дама или джентльмен, их репутацию формирует далеко не только внешний вид. Да, на невербальные сигналы приходится львиная доля впечатления собеседника о вас в процессе личного (встреча в приятном питейном заведении) или дистанционно опосредованного (просмотр телепрограммы с участием известного человека) общения.

 

Но на компоненты «форма» и «содержание» можно разложить что угодно, и в манере человека высказывать свои или передавать чужие мысли тоже можно отдельно оценивать «что» и «как» сказано. Давайте поговорим о культуре речи.

 

 

«Что сказано», безусловно, важно. Как минимум потому, что, говоря некий набор слов, вы рассчитываете на какую-то определенную реакцию непосредственного собеседника или удаленного слушателя и на какие-то их дальнейшие действия. «Как сказано», если вы не преследуете скрытых целей, имеет второстепенное значение. В идеале речь должна быть и содержательной, и приятной на слух – вкусный торт и сверху много вишенок.

 

В реальной же жизни (весьма далекой от благородных идеалов гуманизма) в большинстве случаев публичные люди работают над «как», чтобы фиговым листком формы замаскировать отсутствие содержания. И даже если содержание в публичном спиче удалось обнаружить, его автор может находиться за тысячи километров суши и океанских волн.

 

В ТЕМУ: Репутация и свобода

 

Когда-то Петр I требовал «говорить не по писаному, чтобы дурь каждого была видна». А сейчас даже в отсутствие перед глазами бумажки практически все значимые фигуры информационного пространства ораторствуют, опираясь на интеллектуальные костыли (тексты спичрайтеров, месседж-боксы PR-консультантов, темники заказчиков), подготовленные мозгами и руками их PR-советников.

 

 

Риторика, сценическая речь, актерское мастерство стали инструментами вкладывания чужих идей в уста более или менее способных говорящих голов. Нравственно это или безнравственно? Вопрос бесполезный. Намного разумнее подумать о влиянии стиля вашего вербального общения на формирующуюся в итоге репутацию. В самом общем плане возможны несколько стратегий:

 

1. Полюби меня такой, какая я есть. Можно ничего не менять в привычном словарном запасе и отработанных конструкциях. В конце концов, и рубленые фразы из небогатого словаря Эллочки-людоедки находили отклик у соответствующей аудитории. Просто нужно понимать объективное ограничение: не меняясь, сложно двигаться вверх по социальной лестнице.

 

2. Моя прекрасная леди. Это непросто, но целенаправленная «рихтовка» своей речи с целью ее обогащения и приведения в соответствие с практикой общения более высоких слоев общества вполне реальна – самостоятельно или под строгим надзором заинтересованного компетентного ментора.

 

В конце концов, такие примеры уже были: Пигмалион и Галатея, Генри Хиггингс и Элиза Дулиттл, аббат Фариа и граф Монте-Кристо. Здесь все зависит от качества исходного человеческого материала. Потому что если клиент не способен услышать консультанта-наставника, то разрыв между стартовым и целевым уровнем может оказаться непреодолимым, а на выходе получится что-нибудь похуже, чем Анна Ахметова.

 

Потому как на самом-то деле успехи «ростовского сидельца» в плане совершенствования навыков устной речи были весьма впечатляющими.

 

Другой вопрос, что можно отработать бытовой словарный запас, но кругозор даже в эпоху интернета купить невозможно.

 

3.Сойти за своего. Эту стратегию условно можно разделить на две очень схожих.

 

3.1. Принять градус тупости – чтобы быть своим в кругу более успешных, но менее образованных. Перипетии последних 25 лет заставили многих рафинированных интеллигентов научиться выражаться менее изысканно. Блатная лексика тогда быстрее давала пропуск в бизнес-рай, чем богатый синонимический ряд и энциклопедического формата знание литературного наследия.

 

Стратегия результативная. Однако с побочными эффектами – заигравшись, можно забыться и пройти точку невозврата, после которой вернуться и выглядеть в глазах потомства все тем же аристократом с иголочки не позволят речевые заимствования времен прохождения «моих университетов».

 

3.2. Уйти в нишу, то есть стать абсолютно своим в узком профессиональном или национальном сообществе, группе по каким-то особым интересам (от нумизматики до пикетирования строек) сложно. Но если такая цель стоит, можно облегчить себе вход с помощью освоения базового «нишевого» слэнга. Особых рисков в этом нет — лишь выгода от дополнительно полученных знаний.

 

4. Стратегия хамелеона. Разумеется, лучший вариант – владеть лексикой разных социальных слоев, гибко переключаться сообразно ситуации между ними, быстро осваивать «нишевые» слэнги.

 

Дано это, правда, не каждому. Отсюда прискорбный вывод. Как бы ни было больно династической интеллигенции, грамотная красивая речь – приятное дополнение ко всем остальным факторам, образующим репутацию. Это и не необходимое, и не достаточное условие для репутационного прорыва.

 

В ТЕМУ: Репутация и секс

 

Можно говорить «лОжить» и «мЫшление», и прекрасно «себя чухать». А можно изысканно побираться на паперти. Форма сегодня превалирует над содержанием, общество старается упростить сложные конструкции, и даже слово «кофе» уже официально можно использовать как существительное среднего рода.

 

Плюс широкое распространение в бизнес-среде англицизмов в стиле «пушить» и «дистрибутировать» никак не способствует чистоте языка и красоте диалога. Это не хорошо и не плохо. У каждого свои цели управления репутацией, и любая стратегия их достижения допустима, если она позволяет их достичь.