Купить журнал

Кофта. Рассказ

7 мартa, 2018

«Возраст прет, как пена из перегруженной стиральной машинки», – думала Кира, стоя за шторкой тесной примерочной стокового магазина «Бренд хауз». Кира подозревала, что брендовый магазин – всего лишь филиал огромного секонда за углом, где тщательно отбирались неношеные и хорошо ухоженные вещи, чтобы прицепить элитные ярлыки и переместить сюда. Но шмотки были лучше, чем в новом торговом центре, не клевались хищными ценниками, химикатная затхлость не била в нос, и Кира решила плюнуть на такие условности: тряпка – она и есть тряпка, нечего слишком дотошно изучать ее биографию.

 

 

 

О возрасте Кира думала без грусти и пафоса. Смотрела на свое вполне респектабельное отражение в хитром, вытягивающем зеркале и понимала: возраст не в складках на боках, не в целлюлитных пупырышках, не в предательски отрастающих корнях, не в раздавшихся щиколотках и не в поникших уголках губ. Возраст гнездится где-то в другом месте, в маленькой потайной ячейке, в которой под ржавыми замками хранятся самые неказистые желания.

 

Иначе откуда эта идиотская идея – купить кофту? Бабскую такую, синюю, крупной вязки, с нелепыми накладными карманами, с огромными деревянными пуговицами? На этикетке, правда, было кокетливо написано «Кардиган», но какой там кардиган? Все равно, что хаотичное кружение двух потных пубертатных тел на выпускном в ее школе обозвать венским вальсом…

 

Кира еще раз придирчиво осмотрела себя в хитром зеркале и обреченно вздохнула. Вспомнила, как впервые в такой же кофте увидела маму, через несколько недель после смерти отца. Прямая и бодрая, не вылезавшая в свои 65 из джинсов и стеганой курточки, в этой балахонистой кофте мама сразу как-то скукожилась, сгорбилась, потускнела и оплыла. Кира приехала, чтобы забрать ее на дачу, не захотела заходить в квартиру, где еще пахло папой, и решила подождать под деревом. Она просто не узнала маму, которая покорно вышла с двумя сумками из подъезда.

 

– Мам, откуда кофта? – недоуменно спросила Кира.

 

– Не знаю, – пожала плечами мама.

 

– Но ты никогда ее не надевала раньше…

 

– А теперь надела… В ней уютно.

 

И Кира отстала. Потому что уютно – это лучше, чем красиво, модно и стильно. Одно другому, может, и не мешает. Но уютно может жить без модно и нарядно. А вот нарядно и красиво без уютно – это роскошные туфли с невыносимо жесткими задниками. Это фирменные голубые джинсы с больно врезавшимся в плоть поясом. Это яркая ацетатная блузка, в которой кожа задыхается вместо того, чтобы вольно дышать сквозь белую хлопковую футболку.

 

Кира смотрела на себя в зеркало и никак не могла понять: снять и небрежно бросить на стойку или уйти прямо в этом воплощении истинного бабства, смешанного с пресловутым кризисом среднего возраста? Зеркало кричало: «Прочь!», а душа артачилась, как строптивая корова.

 

Победила внутренняя Зорька. Или Милка. Уперлась своими почти художественными рогами и прищурила ореховые мудрые глаза.

 

Кира решительно отправилась к кассе, протянула сорванный ценник, оплатила и отправилась вершить дальнейшую судьбу.