Купить журнал

Львицы охотятся сообща

29 мартa, 2018

Почти пять лет назад мой добрый друг и спарринг-партнер по упражнениям для серого вещества подарил мне книгу Терри Пратчетта, к творчеству которого с тех пор я пристрастилась не на шутку. Жанр, в котором пишет этот автор, принято определять как социальное фэнтези, хотя лично я назвала бы его травести-сатирой: от троллей, вервольфов, лепреконов тут только одежка. А остальные политические, экономические, социальные, геополитические, духовно-ориентированные процессы человеческой цивилизации очень узнаваемы.

 

В том числе и те, которые касаются гендерного паритета. Именно о них книга «Чудовищный полк» (в русском переводе «Пехотная баллада»).

 

Я не хочу портить удовольствие собратьям-библиофилам. Поэтому сюжет пересказывать не буду, порефлексирую над философским подтекстом в формате «цитата – комментарий». От простого – к сложному.

 

О «фамильных ценностях» и дресс-коде

«Я не хочу надевать штаны, потому что тогда я буду девушкой, которая переоделась парнем»

Юбка и брюки в разные эпохи в разных странах были предметом гардероба разных полов. Но в европейской цивилизационной традиции архетипически укоренилось восприятие юбки (за исключением килта) как женской, брюк – как мужских. И женщина в мире бизнеса зачастую одевается так, как оделся бы в этом случае мужчина. Не понимая, что одежда не делает джентльмена.

Но в то же время мужская одежда придает потенцию и мотивацию вести себя раскованнее, рисковать легче, атаковать агрессивнее. Отсюда и квазимужской стиль управления, столь популярный среди женщин-руководителей, и в силу своей искусственности переменно эффективный.

 

О гендерных стереотипах

«Честно говоря, проблема не в том, что вы – женщины, а в том, что вы упорно это подчеркиваете. Понятно? И так нельзя»

Мужчинам удобно вести дела с женщиной-«квазимужчиной»: она играет на чужой территории по чужим правилам.

Мужчинам привычно и приятно видеть в руководящем сотруднике женщину – женщину венерианского типа, внимательную к комплиментам и склонную к интригам.

Мужчинам страшно встретить женщину-человека, которая знает их правила игры, но придумала свои.

 

О женщинах-руководителях

« – Ты их повышала, если они оказывались не хуже мужчин? 

  – За кого ты меня принимаешь – только если они оказывались лучше мужчин».

Так почему же большинство женщин-руководителей так неохотно помогают сестрам по полу продвигаться по карьерной лестнице? Даже притом, что я не устаю повторять: на дороге и в бизнесе гендерная принадлежность не имеет значения – меня это удивляет. Видимо, есть некое подсознательное высокомерие: «Я уникальна, я прорвалась через легионы сексистов, преодолела/использовала харассмент, я – гений. И мне не нужны адептки. На этом Олимпе есть я и мужчины». Это что-то очень первобытное, глубинное, животное – то, что мешает  многим женщинам-руководителям вести сбалансированную гендерную политику. И даже в этом отношении они уподобляются мужчинам.

 

О «свадебных генеральшах»

 «Мы не солдаты. Мы девушки в военной форме. Своего рода амулет на удачу. Талисман. Мы не настоящие. Всего лишь символ чего-нибудь. Мы неплохо справились – для женщин. Мы нужны лишь на время. Поцелуй не длится вечно».

Меня бесконечно раздражают феминистские рейтинги любого толка – богатства, влияния, профессиональных успехов. Потому что в них львиная доля дам, которые светят отраженным светом своих отцов – мужей – братьев – бойфрендов – патронов. Которые являются ширмой для чужих капиталов. Которые взяты в партийные списки для красоты и икебаны. Которые ничего не значат и не решают, несмотря на приписываемое им влияние. Вечный выбор быть или казаться – в мире, где «казаться» легче и выгоднее. В стране, где единственная, действительно влиятельная «баба с яйцами», по большому счету, вне игры.

 

О женской карьере

«Я ожидала от них большего. Я думала, они лучше мужчин. Беда в том, что они действительно держались, как мужчины… и даже более того... Так вот, что бы там ни было дальше, оставайся собой. Плохо это или хорошо, но будь собой».

Самый главный враг любой женщины – она сама. Ее глубинные комплексы, ее априорно и подсознательно принятая несвобода, привычка рабски следовать дискриминационным социальным нормам. Или наивно-бунтарское желание стать из притесняемой одной из притеснителей. Но нет худшего хозяина, чем вчерашний раб.

 

Знаете, есть такие животные, львы? Так вот, львы – трусы. Если кто-то хочет неприятностей, пусть подразнит львицу. Львицы – убийцы. Они охотятся сообща

 

Об образе врага

 «Их врагами были не мужчины и не женщины, не старики и старухи, и даже не мертвецы. А просто идиоты во всех разновидностях. Никто не вправе быть идиотом»

Другие враги – отнюдь не мужчины, а свойства человеческой натуры, не имеющие половой принадлежности. Просто диагностировать их нужно открытым взглядом, а не через гендерный фильтр, в котором профессиональные и личные качества потенциальных соперниц выглядят менее выигрышно, чем те же качества пригодных для разноцелевого использования самцов.

 

_________

Мои комментарии к Пратчетту – не руководство к действию. Это просто записки на манжетах. Поэтому вместо резюме еще одно размышление на десерт. Мы живем в мире, где всего 120 лет назад женщина получила право голосовать на выборах. И он такой, какой он есть – каким его сделали биологические и социальные процессы за многие сотни тысяч лет. Но в силах женщин сделать его комфортнее для себя, если мы захотим – сохраняя свою аутентичность, проявляя солидарность и объединяя усилия. Для этого не нужно быть ни феминистками, ни «феменками» – нужно просто быть здравомыслящими порядочными людьми, которые понимают, что конкурирующее сотрудничество эффективнее вековой «внутригендерной» грызни.

 

«Жизнь есть постепенное осознание того, как далеко ты можешь зайти» ©Терри Пратчетт, «Пехотная баллада»