Купить журнал

Павел Денищук: Красота требует не жертв, а ухода и правильных рук

4 ноября, 2018

Рано или поздно стремление сохранить молодой и цветущий вид приводит нас к мысли о пластике. Но, насмотревшись страшных телепередач об исковерканных лицах не только простых людей, а даже звезд, мы начинаем обрастать страхами. Единственная возможность их развеять – поговорить с опытным пластическим хирургом.

 

О том, как избавиться от страха перед операцией, как выбрать своего хирурга и клинику, можно ли делать операции под местной анестезией и еще о многом другом, мы решили расспросить Павла Андреевича Денищука, кандидата медицинских наук, хирурга с 32-летним стажем, заведующего отделением хирургии клиники «АНА-КОСМО», члена международного общества пластических хирургов ISAPS.

 

 

Вы пришли в пластическую хирургию, проработав 10 лет ургентным хирургом. Чем вас привлекла пластика?

 

Меня всегда интересовала эта тема, но у нас это направление тогда только зарождалось – информации было недостаточно, да что там говорить, даже учебников практически не было. Поэтому, когда я увидел объявление, что в Москве открылись первые месячные курсы пластической хирургии на базе Академии медицинских наук, бросил все, договорился на работе и поехал.

 

Там я получил базовые знания по пластике, блефаропластике и подтяжке лица, ассистировал на операциях. Тогда еще не было возможности фотографировать процесс, поэтому, возвращаясь вечером в отель, я тщательно зарисовывал и записывал все этапы операции по памяти.

 

Вернувшись домой, стал оттачивать свои навыки на родственниках и сотрудниках нашей больницы. Первую блефаропластику я сделал медсестре, потом одна из сотрудниц привела брата с гинекомастией. Можете представить, у парня была грудь, которой могла бы позавидовать любая женщина! Прооперировал. Так и нарабатывал опыт.

 

 

Как пришла идея открыть свою клинику?

 

Еще работая в Обуховской городской больнице, мы с партнерами открыли первый в Украине косметологический салон на Бессарабке в Киеве, назывался он «Шарм». Я там консультировал. Кстати, я еще проводил там и мануальную терапию! После того, как я окончил курсы по пластической хирургии, решили расшириться. Нашли помещение для клиники и создали операционную. С лицензией, с соблюдением всех требований. И начали проводить первые серьезные операции. Вот с тех пор мы здесь и работаем. На протяжении 21 года не меняем место, ведь пациенты знают, что они могут прийти сюда в любое время и мы им поможем. Теперь мои первые пациенты приводят уже своих детей, а жены – мужей.

 

Какие операции вам приходится делать чаще всего?

 

Увеличение груди у женщин. На втором месте – ринопластика. На третьем – омолаживающие операции – круговые подтяжки лица.

 

Вы занимаетесь только эстетикой или реконструкцией тоже?

 

Конечно, и реконструкцией тоже. Реконструкция происходит во многих направлениях, прежде всего это коррекция внешнего носа – ведь, меняя форму носа, мы должны восстановить дыхание, переместить ткани, провести реконструкцию хрящей, чтобы сделать результат стабильным и долговременным. Часто проводим реконструкцию области груди (асимметрия, опущение, синдром Поланда) и передней брюшной стенки (например, при послеоперационной деформации, выраженном брюшном фартуке, пупочной или вентральной грыже).

 

Говорят, что хороший пластический хирург – тот, который отговаривает от операции. Насколько это правда и приходилось ли вам это делать?


Конечно, приходилось. Есть пациенты, которые не осознают, нужно ли вообще решать его проблему хирургическим путем. Мне в этом плане легче – у меня есть книга, в которой собраны итоги 15-летней работы в пластике «Мистерии пластической хирургии», в которой я описал, что нужно понять пациенту, прежде чем идти на консультацию к пластическому хирургу. Еще у меня есть YоuTube-канал «Пластический хирург Павел Денищук», на котором потенциальный пациент может выбрать интересующий его раздел (то, что он хотел бы откорректировать: нос, глаза, уши) и посмотреть видео о том, в каких случаях стоит решаться на операцию, как проверить себя (тесты возле зеркала) и обязательно получить информацию о возможных осложнениях. Чтобы люди не думали, что пластическая хирургия – это как в кино сходить или в ресторане посидеть. Это должно быть взвешенное решение.

 

Чтобы осложнений не было или они были минимальными, нужно заранее все узнать об операции, правильно выбрать хирурга и правильно подготовиться к операции.

 

 

На фото: с женой и младшей дочерью

 

То есть ответственность за результат лежит не только на хирурге, но и на пациенте?

 

Отсутствие осложнений на 50 % зависит от хирурга и на 50 % – от пациента. Пациент тоже должен брать ответственность на себя в своем желании что-то изменить, твердо быть уверенным в своем решении. Пациенты, которые к нам приходят, – смелые, они хотят решить проблему, которая их мучает. Если они правильно подобрали специалиста и уверовали в него, четко знают, чего хотят, и их чаяния совпадают с возможностями хирурга – результат будет чудесным. Также нужно понимать, что есть реобилитационный период, от которого зависит конечный результат. И тут как раз важно, чтобы пациент максимально выполнял все рекомендации доктора. От качества их выполнения зависит и качество конечного результата.

 

Отсутствие осложнений на 50 % зависит от хирурга и на 50 % – от пациента. Пациент тоже должен брать ответственность на себя в своем желании что-то изменить, твердо быть уверенным в своем решении. 

 

Могут ли пластические операции помочь в решении психологических проблем человека?

 

Бывает, что обращаются пациентки, которые говорят: «Я еще такой молодой и активной себя чувствую, а мне на работе в контракте отказывают, намекают на мой возраст». Так вот, у меня было много пациентов, которым после проведенной подтяжки лица продлевали контракт – человек выглядит более молодым, активным, у него укрепляется уверенность в себе.

 

Или, например, женщина с плоской юношеской грудью и, соответственно, массой комплексов в 35 лет не может создать семью. Мы ее прооперировали, и вскоре ей сделали предложение.

 

Конечно, наивно думать, что женщина, омолодившись, сделав круговую подтяжку, грудь, сможет вернуть ушедшего от нее мужа. Тут дело, скорее всего, не столько в возрасте, сколько в более глубинных проблемах, которые нужно решать. Но поднять ее самооценку операция точно поможет.

 

А вот если пришла пациентка, у которой нет цели, и она сама не знает, чего хочет, – это будет катастрофа, если я ее прооперирую. Она все время будет чем-то недовольна. Важно желание пациента, четкое понимание, чего он хочет и что для этого нужно сделать. Например, говоришь, что 2-3 недели до операции нельзя курить – нужно укрепить сосуды, а она этого не делает. О чем это свидетельствует? О том, что решение проблемы для нее не столь важно, чтобы она с полуслова согласилась на все мои условия.

 

 

На фото: с дочерью Еленой

 

Кстати, а почему так важно отказаться от курения перед операцией?

 

Это очень важный фактор подготовки к операции. Курение нарушает систему свертываемости крови, повышает риски кровотечений, у курильщиков всегда хрупкие сосуды, рыхлость тканей, выше склонность к воспалительным послеоперационным процессам. А это риски появления гематом, синяков, воспалительных процессов.

 

Приходится ли вам исправлять чужие ошибки?

 

Бывают такие ситуации. Мой многолетний опыт дает возможность правильно взглянуть на ситуацию, разобраться в проблеме и помочь. Я вам скажу, что переделывать намного сложнее, проблемнее и непредсказуемее, чем прооперировать первично.

 

Бывают такие хирурги, которые прооперировали пациента – и забыли о нем. А ведь прооперировать – только половина дела, вторая половина – это выходить пациента. У нас в клинике разработана целая система послеоперационной реабилитации, работают врачи дерматокосметологи. У нас комплексный подход к пациенту, он может быть уверен, что все послеоперационные вопросы будут решены, при этом еще и оптимально быстро.

 

Сейчас популярны телепередачи, в которых показывают жертв неудачных операций, их изуродованные лица, носы, грудь. Как часто бывают такие осложнения?

 

Осложнений и неудачных случаев в пластической хирургии на несколько порядков меньше, чем в обычной хирургии. Это, скорее, темы, повышающие рейтинги телекомпаний. Повторю, залогом успешной операции является правильно выбранный квалифицированный хирург, надежная клиника, достаточная подготовка к операции пациента и врача и грамотная постоперационная реабилитация.

 

Как выбрать своего хирурга? Есть ли какие-либо критерии?

 

Очень важно еще до консультации узнать все о специалисте: когда он окончил институт, у кого учился, сколько лет оперирует, изучить сертификаты. Второй вопрос – уровень клиники. Если эта клиника только вчера открылась – это должно вас насторожить, если она работает 10-20 лет – тогда уже больше доверия. Нужно идти к одному, второму, третьему хирургу, общаться с ними, задавать вопросы и выбрать среди них своего. Тогда результат изменений будет радовать долгие годы!

 

 

Согласны ли вы с расхожим высказыванием о том, что красота требует жертв?

 

Ну, смотрите: когда пациент идет на операцию, он понимает, что могут быть риски, будут некоторые трудности первого реабилитационного периода, могут быть какие-то осложнения. Если это рассматривать как жертву, хотя это слово здесь не совсем уместно, то да. Я же считаю, что красота требует не жертв, а ухода. И требует правильных рук, чтобы ее восстановить и поддержать.

 

Если пациента правильно подготовить к операции, объяснить, что после операции будут некоторые сложности, например, в виде затруднения дыхания в течение нескольких дней после ринопластики, для него это не будет жертвой – он будет готов и спокойно к этому отнесется. Если это подтяжка, то пациенту нужно рассказать, что будут синяки, отечность, онемение в области ушек, что это будет постепенно проходить. Что ему нужно будет пройти реабилитационную программу в клинике, чтобы эту «жертву», как ее называют (а на самом деле обычный послеоперационный период), минимизировать. И тогда все пройдет быстро и комфортно.

 

Сколько примерно времени занимает реабилитационный период, скажем, после круговой подтяжки лица?

 

Здесь многое зависит от возраста. Чем моложе пациентка, тем он будет короче и тем быстрее мы ее восстановим. Я могу обещать, что после 10-12 дней реабилитационных процедур синяки пройдут и пациентка сможет выйти на работу. Для женщины в возрасте после 60 реабилитация займет 2-3 недели.

 

Наркоз подходит не всем пациентам. Что делать в таком случае?

 

В таком случае мы заменяем общий наркоз на местную анестезию. Если же операцию, например подтяжку лица, можно проводить только под общим наркозом, используем специальный ксеноновый наркоз. В передовых странах этот наркоз является самым безопасным и даже лечебным восстанавливающим сном. В Украине в пластической хирургии он применяется только в клинике «АНА-КОСМО».

 

Как вы получаете информацию о новейших методиках в области пластики?

 

Я постоянно посещаю международные съезды хирургов, куда меня часто приглашают делиться своим опытом. Например, в конце октября 2018-го я улетаю в Майями на заседание Международного общества пластических хирургов ISAPS, где проведу доклад на тему моего опыта риносептопластики, а несколькими месяцами ранее в Калифорнии я рассказывал в рамках заседания Американского общества косметической пластики груди о своем опыте увеличения груди. На этих мероприятиях не только делюсь своим опытом, но и получаю знания от  иностранных коллег.

 

Кроме того, приглашаю в Украину ведущих специалистов по пластике. Например, в этом году провел первый международный конгресс пластической хирургии и эстетической косметологии International Сongress of Aesthetic Medicine and Plastic Surgery (ICAMPS) «Современные методы омоложения лица». В рамках одного конгресса своим опытом делились 15 всемирно известных звезд эстетической медицины! 300 пластических хирургов и косметологов приехали на Конгресс не только со всей Украины, а и с Великобритании, Италии, Чехии, ОАЭ, Катара и пр. И уже 22-23 марта 2019 года состоится второй ICAMPS.

 

В ТЕМУ: Во всем должна быть гармония. Интервью с Андреем Данишевским

 

Что вы считаете своей миссией?

 

Я считаю, что моя миссия – дарить красу и здоровье, обучать новейшим мировым техникам пластических хирургов Украины (и, как оказалось, не только Украины – в мою Школу пластической хирургии приезжают обучаться хирурги из Израиля, Мексики, Белоруссии). Чтобы жители нашей страны могли получать лучшее, что есть в мире пластической хирургии и эстетической медицины. Так я реализую свою миссию – провожу свою авторскую «Школу пластической хирургии Павла Денищука», международный конгресс пластической хирургии и эстетической медицины ICAMPS.

 

Расскажите немного о вашей школе.

 

На конгрессах, где я выступаю, часто в кулуарах среди хирургов звучит одно и то желание – как бы тот или иной метод, технику посмотреть вживую, а не на слайдах. Вот я и решил создать школу. Во многих случаях официальное обучение – это больше для корочки, а мой принцип – практика, плечом к плечу, чтобы показать все нюансы операций. Курсанты делятся на две группы: одна работает непосредственно в операционной, вторая наблюдает за онлайн-трансляцией. Оказалось, что это интересно не только молодым хирургам, но и опытным, потому что всегда нужно смотреть, что у других, чтобы быть на уровне.



Анна Ренская