Купить журнал

Публичный имидж: фрик фрику рознь

14 января, 2019

Каждому хочется привлечь к себе внимание, но есть ли смысл строить свою репутацию на зыбком фундаменте фриковости? Особенно, если это не истинная девиантность, а просто перформанс «на продажу».

 

 

Публичный имидж тоже подвержен моде. Есть исторические периоды, когда общественность приветствует стоическую сдержанность и аскетизм, в другие же времена в чести пышность и в жизни, и в риторике. Эпоха постмодерна, когда пали практически все запреты, забылись все табу и до неузнаваемости изменились социальные нормы, сделала популярным девиантное поведение. Все логично: раз нормы больше нет, то и отклонение от нее – уже не отклонение, а более или менее «фолящий» креатив.

 

В ТЕМУ: Репутационный кризис: у страха глаза велики

 

Правда, зачастую это образ жизни не «для себя», а некий перформанс «на продажу». Разница между фриком по своей природе и фриком «по людське око» – как между идейным хиппи и понтующимся хипстером. То есть по линии «настоящее – поддельное».

 

Истинную девиантность скрыть невозможно – она проявляется еще в школьные годы и не покидает до пенсии. Фальшивая – маска, которую носитель сбрасывает, переходя из публичной жизни в частную.

 

Отсюда и последствия для репутации. Поддельный девиант (в просторечии фрик) – в принципе, мазохист. Наглядный пример – наши современные чиновники. Им очень хочется выпятить до невозможности свою демократичность и приверженность либеральным принципам. Ездить на велосипеде и в метро, летать эконом-классом, поддерживать веганов, феминисток, ЛГБТ, любителей переплывать через закрытые для судоходства проливы и бегать толпой по улицам, перекрытым для едущей в больницу мамы с ребенком. Хотя где-то в глубине души, где-то очень или не очень глубоко, у них шевелится тоска по версальской позолоте, домострою с шариатом, заокеанским островам и яхтам, на палубе которых есть река для гонок яхт меньшего водоизмещения. Жизнь на разрыв между душевным влечением и навязанным политической целесообразностью образом жизни зачастую приводит к тяжелым душевным расстройствам. А целостная репутация не получается.

 

Потому что в прозрачном мире соцсетей нужно заниматься не сторителлингом (рассказывать истории о своей жизни), а сториливингом (реально проживать яркую историю). А значит, минимизировать противоречия между словом и делом, публичной и частной жизнью.

 

То же самое происходит и с нечиновными фальшивыми фриками. Жила-была никому не известная графоманка, считала себя писательницей, страдала от непризнанности. Потом пиара ради прошлась в неглиже по перилам моста над рекой. СМИ много писали о происшествии – но не с позиции госпитализации дамы в психиатрическое отделение, а о ее тонкой душевной организации и фриковости. Вот только от этого спрос на ее творения у издателей не появился. Аналогично и мат-перемат тоже не у каждого получается, кто видит в этом силу и брутальность. Оригинальный «Ленинград» Шнурова интересен, копия – пошлость высшей пробы.

 

В ТЕМУ: Женские понты

 

А вот подлинная фриковость – сила стихийная, особенно если природные свойства личности правильно использовать. С течением времени и не будучи исследователем-биографом, сложно судить, кем реально был Сальвадор Дали. Базовая девиантность в его случае, безусловно, налицо. Но налицо и умение (пусть частично благодаря внешнему влиянию) сделать фриковость привлекательной и монетизировать ее. Выдающаяся внешность, экстравагантные поступки (например, приход на персональную выставку в водолазном костюме), стилистика картин и других произведений наводит на мысль, которую я однажды сформулировала так:

 

Колени преклонив пред гением Дали,

 

С восторгом оцени его размах.

 

Пиарщик никогда не будет на мели,

 

Конечно, если парень не промАх.

 

При всем при этом нужно понимать, что быть фриком становится все сложнее. У человечества иммунный ответ наступает только при сверхвысокой дозе раздражителя. А на такие жертвы готовы единицы. Каждому хочется привлечь к себе внимание, но не каждый готов прибивать гениталии к дорожному покрытию. Поэтому и фрики бывают глобального масштаба (а-ля леди Гага), странового и местечкового. Для жителей захолустной деревеньки или носителей патриархально-архаичной культуры и мини-юбка может стать вызовом обществу.

 

В ТЕМУ: Персональный брендинг в индустрии красоты

 

Так что, если вы-таки решите попробовать строить свою репутацию на зыбком фундаменте фриковости, будьте осторожны. Для начала поймите, насколько девиантный имидж соответствует желаемому образу жизни и насколько он будет способствовать достижению поставленных целей. Разумеется, каждый имеет право на бесцельный креатив ради собственного удовольствия, но если вы не наследник огромного состояния, то имидж бесшабашной безбашенности не может быть вечным. А главное, чтобы у вас хватило душевных сил ежедневно отклоняться от нормы и удивлять человечество. Иначе может получиться, как у крокодила в анекдоте:

 

«Ползет крокодил, видит – обезьяна на лиане крутит «колесо». Спрашивает: «Что ты делаешь?». Обезьяна отвечает: «Выдергиваюсь». Понравилась крокодилу идея, полез он на дерево. Вскарабкался с горем пополам, уцепился короткими лапками за лиану и шлепнулся вниз. А обезьяна ему сверху: «Выдергиваться тоже уметь надо!»