Купить журнал

Во всем должна быть гармония. Интервью с Андреем Данишевским.

20 декабря, 2017

Какими качествами должен обладать косметолог? Может ли он отказать пациенту? Об этом и о многом другом мы побеседовали с врачом-дерматокосметологом Андреем Данишевским.
 

Андрея Александровича я впервые увидела на одном из модулей Всеукраинского конкурса косметологов VESNA BEAUTY AWARDS. Приняв его за приглашенную на мероприятие звезду, силилась отыскать в памяти названия фильмов или театральных постановок, в которых могла его видеть. Этот красивый и харизматичный мужчина действительно оказался звездой. Только вовсе не театра и кино, а медицинской косметологии.

 

 

Андрей Александрович, почему вы выбрали профессию врача? Неужели не мечтали, как все мальчишки, быть космонавтом или водителем грузовика?

Я рос в семье врачей, очень образованных, интеллигентных и добрых людей. Врачей с большой буквы. Я это говорю не потому, что они мои родители, так называют их все, кто знает. Наш дом находился практически на территории больницы. Соответственно, и все окружение тоже состояло из медиков. Поэтому все, что я слышал и видел в детстве, было связано с врачебной работой и помощью людям. Когда меня спрашивали, кем я буду, я всегда отвечал: «Врачом». В старших классах стал подумывать о получении специальности мастера-стеклодува – мне даже снилось, как я создаю невероятно красивые вещи из стекла. Потом хотел поступать в мореходку, потом – стать биологом или эпидемиологом, который ездит по свету и спасает людей от страшных болезней. Но когда пришло время поступать в вуз, отнес документы в Днепропетровский мединститут.

 

Почему-то уверена, что вы были отличником. Это так?

Родители с первого класса мне внушали: «Будешь хорошо учиться – получишь золотую медаль. Тогда при поступлении в вуз сможешь сдавать всего один экзамен, вместо четырех». А так как я был немного ленивым, их слова меня впечатлили – все годы был отличником и свою медаль получил.

 

А почему выбрали именно дерматовенерологию?

Мне всегда хотелось видеть результат своего труда. Поэтому, наверное, я любил убирать в квартире, высаживать клумбы – когда вот сделал, и сразу получил результат. Моя мама всю жизнь проработала инфекционистом, возглавляла инфекционное отделение ЦРБ, отец долгое время заведовал неврологией. Когда зашла речь о выборе специальности в медицине, я был на распутье и написал заявление в горздравотдел с просьбой принять меня в интернатуру по одной из трех специальностей – инфекционные, нервные болезни и дерматовененрология. Взяли на дерматовенерологию. Кстати, свою первую пятерку в зачетке я получил именно по этому предмету.

 

 

А в армии служили?

Да, конечно. Я поступил в институт в 1984 году. Время было непростое – война в Афганистане, ограниченные контингенты войск в разных концах мира. Солдат срочной службы не хватало, поэтому тогдашний министр обороны снял бронь со студентов вузов, даже с тех, у которых была военная кафедра. После третьего курса меня призвали в армию. И как ни странно это звучит, уже имея среднее медицинское образование, я попал вовсе не в медслужбу, а два года отслужил водителем тяжелого грузового автомобиля-вездехода КрАЗ 255б.

 

Обидно…

Я не жалею о том, что служил – прошел там суровую мужскую школу жизни. Обидно было из-за того, что ровно через месяц после моей демобилизации, тот же министр обороны распорядился освободить студентов от службы. Служил в Киеве, на Оболони. Два раза в год выезжали на учения в леса Черниговской области, рыли траншеи, ставили палаточный городок, наводили понтонные переправы – приходилось в мороз метровые глыбы льда на Десне распиливать. Да и ответственность какая – 16-тонная машина, а ты ее ведешь в колонне по центральным улицам города. Хлюпиком я не был, но иногда приходилось двумя ногами упираться в стену кабины, чтобы вывернуть руль.

 

Где вы работали после окончания института?

После интернатуры остался работать ординатором там же, в кожвендиспансере. Через год мне предложили возглавить сифилитологическое отделение, заведующим которого я и проработал 14 лет. А потом лечить венерические болезни разрешили всем подряд: урологам, гиекологам... И стало уже как-то не интересно.

 

Друзья сказали: слушай, ты же дипломированный косметолог – это такая замечательная специальность, работа приятная, да и заработок достойный.

 

И я решился – поехал на курсы к Татьяне Михайловне Проценко. Отучился, потихонечку начал практиковать. Поехал на выставку «Интершарм», посетил все возможные обучающие мастер-классы. Даже по бикинидизайну :-). В 2006 году мой коллега открыл свой медицинский центр и пригласил меня. Вот с тех пор я и отсчитываю свой косметологический стаж. О своей первой специальности не забываю – веду и дерматологических больных и косметологический прием. Опыт мне помогает быть высококвалифицированным дермато-косметологом.

 

 

Много ли на тот момент было мужчин-косметологов?

Их и сейчас не очень много. Тогда все восхищались, хвалили, прогнозировали, что везде, где я буду работать, будут миллионные очереди из женщин. Это, конечно же, шутка. Потому что пациенты смотрят не на то, мужчина ты или женщина, а какой ты специалист. Если у тебя толковая голова, хорошие руки, доброе сердце, ты светлый и порядочный человек, тогда к тебе и потянутся люди.

 

О создании своей клиники подумываете?

Пока арендую кабинет в одной из частных клиник, а к новому году собираюсь открыть свой небольшой косметологический центр, делаю там ремонт.

 

Что вас связывает с компанией FloSal?

О, это очень важная часть моей жизни – эта компания стала для меня второй семьей. Здесь царит любовь, взаимопонимание и поддержка. Они меня давно приглашали, но я как-то не очень видел себя в преподавательской деятельности. Несмотря на то, что, по сути, ею занимался, будучи руководителем интернатуры по вензаболеваниям. Кроме того, я человек честный, не умею обманывать, не умею лечить здоровых людей. Поэтому продвигать какую-то новую косметику, рассказывая клиентам басни, что вот намажетесь этим кремом три раза и из жабы превратитесь в снегурочку, я не умею и не буду. Но в 2009 году на конгрессе в Монако я купил препарат для биоревитализации Idune. Он мне очень понравился, просто шикарно работал. Только вот у нас его купить было невозможно.

 

 

И когда FloSal предложил мне представлять их новый продукт, которым оказался тот самый Idune, вот тогда я согласился. Проработав с этой компанией пять лет, я уверен во всех препаратах и без зазрения совести могу рассказывать об их преимуществах – они эффективные, безопасные и дают потрясающий результат.

 

А как вы стали членом жюри Всеукраинского конкурса косметологов VESNA BEAUTY AWARDS?

Я очень благодарен Татьяне Грачевой, которая предложила стать экспертом этого конкурса. Во-первых, я познакомился с потрясающей девушкой, человеком невероятной души и суперпрофессионалом Светой Лысенко. Во-вторых, мне было очень интересно участвовать в столь знаковом событии – первом в Украине проекте, который помогает молодым косметологам повысить уровень знаний и самооценку, а уже имеющим опыт профессионалам – утвердиться в профессии и поднять свой рейтинг. Конкурс наглядно демонстрирует, что косметология – серьезная отрасль медицинской науки. Ну и кроме того, помогает «продвигать» красоту в массы.

 

 

Среди ваших пациентов больше мужчин или женщин?

Конечно же, косметологические пациенты в основном женщины. Но в последние годы мужчины приходят на прием все чаще – для людей, занимающихся бизнесом, стало дурным тоном иметь плохую кожу, и носить при этом костюм за 10 тысяч долларов. Это уже вопрос имиджа.

 

Какими качествами, кроме своих профессиональных навыков, должен обладать косметолог?

Косметолог должен быть хорошим психологом. Кроме того, честным и порядочным человеком. Ну и я уверен, что хороший косметолог – это всегда харизматичная личность. Можно многое знать и уметь, но не уметь донести до пациента суть своих рекомендаций, новых процедур. В каком-то смысле он должен быть и актером.

 

Как вы повышаете свой профессиональный уровень?

Преподавание – это уже часть обучения. А медицина – специальность, которая предполагает постоянную учебу, пожизненную. Косметология – очень быстро развивающаяся наука, практически ежедневно появляются новые технологии, препараты и процедуры. Отставать нельзя. Поэтому я езжу на множество конференций, конгрессов и семинаров.

 

 

А для себя время остается? Как отдыхаете?

Времени очень мало, особенно в последнее время. Благо, дети уже выросли и у них своя жизнь. Дочери 24 года, сыну будет 21, есть внучка. В этом году мы с женой сыграли серебряную свадьбу. Самый лучший отдых – это смена обстановки, люблю путешествовать. Хотя бы раз в год стараемся куда-нибудь съездить вместе с женой. В этом году отдыхали на Сицилии, в прошлом – путешествовали по материковой Италии, были в Таиланде. Для меня самый лучший зимний отдых – пляжный. Горы и лыжи я продолжаю любить, но чисто гипотетически. Страсть к путешествиям удовлетворяют еще и поездки на семинары и конгрессы.

 

 

В чем на ваш взгляд заключается женская красота?

Во всем должна быть гармония. Человек без внутренней красоты и внешне красивым быть не может. Красота – это интеллект, образованность, порядочность и «умная» ухоженность. И конечно же, внешность. Иметь красивое лицо, ухоженную кожу, но при этом ходить с немытой головой, в несвежей и безвкусной одежде – это уже какая-то кривобокая красота. Большинство людей о косметологии начинает задумываться не в 18-20 лет, потому что в молодости все красивые. Но приходит время, когда молодость нужно продлевать и поддерживать.

 

Несмотря на то, что сейчас информации очень много – и в литературе и в интернете, не каждый даже умный и образованный человек может ее правильно воспринять. Я говорю своим пациенткам: «Не нужно общаться по вопросам медицинской косметологии к коллегам по работе или бабушкам возле подъезда. Хотите иметь достоверную информацию о какой-либо процедуре – придите и получите ее у грамотного врача. Потому что все эти сказки о губах, накачанных ботоксом, и уколах, которые нельзя делать раньше пятидесяти, – все это от недоинформированности. Очень много зависит от доверия своему врачу и его честного отношения к вам.

 

Поэтому всегда советую своим коллегам: «Никогда не обманывайте пациентов. Если вы обманете человека один раз, то вряд ли он когда-нибудь еще вам поверит».

 

Были ли в вашей практике случаи, когда вы отказывали пациенту?

Я считаю, что задача современной косметологии не менять внешность, для этого есть пластическая хирургия, а достойно ее корректировать и продлевать молодость. Времена, когда в моде были огромные губы, скулы и «мертвое» после инъекций ботулотоксина лицо, давно прошли. Сейчас в тренде естественная красота. Было несколько ситуаций, когда приходили молодые девочки, чтобы увеличить и без того увеличенные губы. Я долго пытался им объяснять, что это некрасиво, уродливо и может привести к перерастяжению губной паренхимы. Но они настаивали. Пришлось отказать.

 

Анна Невская