Купить журнал

Зрелость начинается там, где заканчиваются иллюзии

20 июня, 2017

Словосочетание «зрелый возраст» нередко воспринимается нами как сомнительный комплимент. Напрасно. Зрелость вовсе не синоним старости. Известный психолог Тина Берадзе развенчает сегодня многие мифы и стереотипы.

 

— Физиологически человек растет до определенного возраста — кто-то до 21, кто-то до 25 лет. Со зрелостью все несколько сложнее, поскольку никаких определений на этот счет ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения. — Прим. ред.) не дает, — начинает наш разговор Тина. — Можно очень рано стать зрелым, а можно прожить жизнь, так и не обретя характеристик состоявшейся личности…

 

— Значит ли это, что зрелость исключительно психологическая категория?

— Да, безусловно. Существует много критериев определения зрелости независимо от возраста, тем более что все сложнее и сложнее становится угадывать возраст человека. Но если обобщить, я бы определила зрелость как готовность человека расстаться со своими иллюзиями. А это, поверьте, очень не просто. С детства мы находимся в окружении легенд и сказок: наши герои — принцы и принцессы, а подарки в новогоднюю ночь нам приносит Санта Клаус. И нам это нравится! Да, так устроен человек, что ему хочется верить в сказку, поэтому нередко мы не хотим взрослеть, подсознательно оттягивая зрелость. Ведь в сказке порой намного комфортнее, чем в реальной жизни.

 

Расставаться с иллюзиями очень сложно. Так устроен человек, что ему хочется верить в сказку

 

— Вы хотите сказать, что можно прожить жизнь, но так и не стать зрелой личностью?

— Во многом это связано с банальным нежеланием принимать возрастные изменения, которые наступают, хотим мы этого или не хотим. Организм стареет, и нужно уметь это признать и принять. Мы можем прекрасно выглядеть, но отрицать, что в 60 лет невозможно не спать три ночи подряд и чувствовать себя хорошо, нельзя. Незрелые люди связывают старение исключительно с внешностью и пытаются любыми путями избавиться от признаков возраста.

 

— И отсюда чрезмерное увлечение «технологиями молодости», пластическими операциями?

— Да. Поэтому дело опытного и уважающего себя врача разобраться в таком пациенте и понять, действительно ли ему нужны эти изменения, и в какой мере. Шесть лет назад мне довелось побывать в одной из самых известных клиник пластической хирургии доктора Потангу.  К нему обращаются многие звезды, например, Наоми Кэмпбелл. Его дочь психотерапевт, поэтому все пациенты клиники на первом этапе обследований попадают в ее руки. Я хотела познакомится с ней, и она, узнав, что мы коллеги, охотно согласилась. Она рассказала мне, что клиника нередко теряет деньги, но отказывает пациенту, если, по мнению специалистов, ему не нужно кардинальное вмешательство. Ведь часто люди принимают решение менять себя исключительно потому, что пытаются соответствовать стереотипам, навязанным обществом. Это незрелое поведение человека, и нельзя идти у него на поводу. Я тоже работаю по  таким же принципам.

 

— Правильно ли я понимаю, что вы не очень приветствуете омолаживающие технологии?

— Нет, ни в коем случае! Человек, безусловно, имеет право хорошо выглядеть и заниматься собой. Я пока ничего кардинального не делала со своей внешностью, но не отрицаю, что это может быть. Просто во всем должна быть мера. Приведу вам пример из собственно практики. Сидит передо мной женщина с опущенной головой, рассказывает свою историю. И вдруг в какой-то момент я замечаю на ее блузке мокрое пятно. «Вы плачете?» — спрашиваю я с удивлением. «Да, уже целый час…» — отвечает она. Вы представляете себе, что я, врач с огромным опытом, не заметила ее слез! А знаете почему? Потому что у нее за все время не дрогнул ни один мускул, не изменилась мимика, выражение лица. Оно все время было статичным! Известные в мире неврологи уже бьют тревогу по этому поводу. Они утверждают, что радикальные методы омоложения настолько меняют лицо, что делают невозможным диагностику многих проблем их сферы! Разве можно назвать проявлением зрелости такое отношение к собственной внешности?

 

— И часто приходится сталкиваться с подобным?

— Сплошь и рядом. Недавно на улице я прошла мимо приятельницы, которую просто не узнала, так она изменилась после пластики. А попадая в компании успешных людей, я иногда полушутя предлагала сделать бейджи с именами: многие теряют индивидуальность и становятся похожими друг на друга, чрезмерно увлекаясь экспериментами с внешностью. Или вот еще история: одна из моих подруг изменила возраст в паспорте. На самом деле ей 52, а по паспорту теперь 36. Я однажды честно сказала ей: «Знаешь, для 52 ты выглядишь прекрасно, а вот для 36 — хреново!»

 

Скажите, это решение зрелой женщины?

 

— А как еще выглядит поведенческая незрелость, кроме нежелания и неумения адекватно воспринимать внешность и возраст?

— Знаете, когда у меня сидит на приеме 20-летняя девочка, которая во всех своих неудачах винит маму, я могу это понять. Но когда то же самое делает 45-летняя женщина, то это уже неспособность брать на себя ответственность за собственную жизнь. Пришла как-то ко мне на прием жена успешного мужчины. Она полтора часа в буквальном смысле орала так, что я слова вставить не могла. Всех сделала виноватыми: дети у нее неблагодарные, подруги стервы. Но главный враг муж! Она постоянно повторяла: «25 лет жизни я отдала этому козлу!» Наконец, я вклинилась в паузу и спросила: «А вы не думали о том, что этот козел тоже отдал вам 25 лет своей жизни?». И попрощалась с ней, поскольку она пришла не за помощью, а за еще одними ушами. Это иллюстрация крайне незрелого восприятия действительности.

 

— Вы говорите, что проявлением незрелости считаете приверженность общественному мнению. Но ведь мы живем в социуме, и, как известно, не можем быть от него полностью свободны…

— Никто не говорит о полной свободе. В этом вопросе тоже важна мера. И, может быть, эта тема и не возникла бы, если бы социальная приверженность не становилась порой опасной. Но, увы, есть уже множество примеров, когда слепая социальная зависимость приводила к смертям. Достаточно вспомнить анорексию. Два фактора сыграли роль для дизайнеров: стиль унисекс и экономия ткани. Чем это закончилось, мы все знаем. На смену адекватным нормам пришли нефизиологичные, в результате чего юные девушки калечили себя и даже умирали. Мы, психотерапевты, вынесли эту тему на мировое обсуждение, призвали дизайнеров отказаться от губительных тенденций. Спасибо, первыми откликнулись Армани и Гальяно, стали выпускать на подиум моделей с нормальными формами и весом. К счастью, общество сегодня начало переосмысливать подобные стереотипы.

 

— Тина, но все то, о чем вы рассказали, часто совершают успешные в обществе люди. Значит, можно сделать хорошую карьеру, достичь верхних ступеней социальной лестницы, но так и остаться незрелой личностью?

— Знаете, мы живем в незрелом обществе. К сожалению, это так. Каждый день выходя в социум, мы попадаем в незрелую среду. И даже те, кто это понимает или чувствует, не готов выпасть из общества и создать новые модели. Ведь у нас даже правящие структуры незрелые!

 

— Наверное, это и объясняет суть понятия «социальные лифты», которые зачастую выносят наверх людей, не готовых быть истинными лидерами?

— Да. Это объясняется тем, что часто роль в этих взлетах наверх  играют не талант и образование, а деньги. Не заработанные, а присвоенные деньги!Поэтому, к большому сожалению, высокий статус не всегда признак зрелости. Но есть и хорошие новости! Все это быстро отсеивается и меняется, потому что незрелая личность не способна долго удерживать незаслуженно занятые позиции и авторитет…

 

ЕЛЕНА СКАЧКО